Philippines-welcome.ru

Про Филипины
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Где мы жили в Сараево: обзор квартиры. Наш отзыв

Сараево

САРАЕВО — проект команды Scout по созданию сети поселков, построенных на общих принципах открытости, экологичности и доступности.

На данный момент это 2 поселка. Один под Казанью, другой в Подмосковье. У подмосковного Сараево есть свой сайт.

СкаутДача ScoutDacha в Сараево Казань озеро

Сараево Казань

Сколько стоит земля?

Как купить землю?

Мы бы ни за что и никогда не ввязались в этот проект, если бы у нас стояла цель заработать на земле. В этом мы ничего не понимаем. Также мы не решаем задачу повышения продаж домов — 30 домов мы произведем за несколько месяцев. Цель другая — создать пространство для жизни, в котором нам самим хочется жить. Жить, растить детей, встречаться с друзьями. 30 лет прошло, а в стране так ничего почти и не появилось в этом направлении. Под Казанью уж 100% ничего подобного нет! Или модные поселки с зубодробительными ценами и кирпичными заборами до небес или бывшая сельхозка, на которой каждый лепит что может и на что его фантазии хватит. Ну или деревни. Вариант тоже хороший, если бы не было бы так уныло и безысходно.

И там и там — каждый сам за себя. Отгородиться, спрятаться на своих 6 сотках.

Как-то дети Нияза, основателя ScoutHouse, приехали в гости в модный поселок. Все дорого-богато. Стриженные туи, газон. Они спрашивают у детей:

— А где и с кем вы играете?
— Здесь играем. Одни. Не с кем.
— А что, у вас в поселке нет других детей?
— Мы не знаем.

А знаете почему не знают? Потому что все приезжают к дому, открывают пультом ворота, заезжают и за ними закрывается железный занавес.

Дети просто не могут увидеть друг друга за глухими заборами. Не могут договориться пойти играть. Да и некуда идти играть — кругом машины. Родители не выпустят.

А теперь вспомните советское (у кого оно было) детство. Идешь по аллее и видишь все, что происходит на участках. Потому что участки со стороны улицы огорожены максимум сеткой или штакетником. А между соседями их часто просто не было. 2 жерди или проволока. Не принято было прятаться за глухим забором.

С утра идешь по улице и кричишь друзей. Собираешь банду и идешь играть. То к одному на участок, то к другому. Или просто бегаешь по лесу или полю. На чьем участке тебя застал обед, та мама тебя и покормит. Знаешь где малина вкуснее, где можно пить воду из шланга, а где она не вкусная.

И так ты проводишь все лето! А потом приходит зима и ты делаешь тоже самое, но только вместо ободранных коленок у тебя вся шуба в снегу, сосульки, есть снег втихаря, чистка щеткой перед заходом в дом.

Всего этого дети, растущие в квартирах, лишены. Никто никого уже не выпускает поиграть во дворе. Да и дворы стали бетонные и больше похожие на парковку. Зато интернет, лифт и телевизор. И близко к школе. И парк рядом. Не жизнь, а сказка. Чистая, стерильная сказка.

Так как все-таки купить землю?)

Чтобы воплотить нашу мечту в жизнь нам придется делать поселок закрытого типа. Но закрытый не забором, а тщательным отбором соседей.

Отбор идет по принципу свой/чужой. Свой — активная жизненная позиция (спорт, путешествия, хобби, бизнес), желание общаться и взаимодействовать с соседями создавая общий быт, желание создавать вокруг себя комфортную среду (а не отгородиться от всех высоким забором), совместно развивать поселок, а не ждать пока государство сделает что-то. 30 лет ждали.

Чужой — прожигатель жизни, любитель вредных привычек, склочный, заносчивый, думающий только о себе. Ну тут список может быть большой — назовем это просто «неприятный тип».

Свой пускает на свой участок детей со всего поселка (заборов нет, но это не значит, что мы не уважаем частную собственность), угощает их мороженным и учит чему-то хорошему.

Чужой ограждается забором (даже невидимым), заводит огромного пса, пугая всю округу. Чужой громко слушает дурацкую музыку (хорошую мы бы тоже не стали громко слушать), смачно сплевывает семечки и выбрасывает пустые бутылки в траву.

Так получилось, что свои — это айтишники, предприниматели, специалисты, фрилансеры, спортсмены, общественные деятели, музыканты и другие представители творческих профессий. Это тяжело описать, но мы более-менее хорошо изучили тех, кто заказывает у нас дома.

Они не обязательно молодые, но продвинутые. У них желание и возможность путешествовать. Они видят другую жизнь и другие отношения между людьми. Они открытые, доброжелательные. И в них нет страха, который во многих из нас сидит благодаря 90-м.

Короче говоря, мы делаем под Казанью поселок для своих — с современной архитектурой, без заборов, с кострами и песнями под гитару в общественных пространствах, с детьми, которые бегают по земле без границ.

По вопросам покупки земли в Сараево Казань звонить Ниязу +79033407287

Не европейская столица. Что посмотреть в Сараево

В этом городе было совершено убийство эрцгерцога Фердинанда, что положило начало Первой мировой войне, состоялась зимняя Олимпиадой 1984 года и шли ожесточенные бои во время войны на Балканах.

Из Киева в Сараево не летают прямые самолеты и не ходят поезда. На машине – это путь в 1700 километров обычных не скоростных дорог. Сначала кажется, ты едешь на край света, а когда приезжаешь, понимаешь, что попадаешь в параллельный мир.

Босния и Герцеговина – не популярная страна среди путешественников. Во-первых, она труднодоступна, во-вторых, при ее упоминании возникают ассоциации с войной, бедностью и коррупцией. Признаться честно, еще совсем недавно я побоялась останавливаться в городе на несколько дней – таким небезопасным он казался. Да и гугл-карты сбивали с толку – в них Босния была вообще не отображена. Поэтому пять лет назад я провела в Сараево всего несколько часов – пробежалась историческим центром и посмотрела на расстрелянные стены множества домов. Спустя время захотелось вернуться.

 / Фото Татьяны Катриченко/ Фото Татьяны Катриченко

Сараево — совершенно не европейская столица. Точнее она настолько же европейская, как историческая часть Стамбула. То есть стремится такой быть. Сараево, как торт с множеством коржей и несколькими видами крема – приторно-ванильным, кисловато-лимонным и терпко-ореховым.

В разные времена Сараево называли по-разному — то «Новый Дамаск», то «Балканский Иерусалим». И все потому, что он находился более 400 лет во владении Османской империи, несколько десятилетий — в распоряжении Австро-Венгерской, а после стал частью Югославии. Это заметно в архитектуре, языке и еде. А вот свободным Сараево себя назвать не может даже после затяжной войны и последующих мирных времен.

Если посмотреть на карту города, то видна условная линия, разделяющая город на две половины.

Одна часть относится к федерации Боснии и Герцеговины, другая – к республике Сербия. И хотя между ними нет никакой реальной «берлинской» стены, и спокойно курсирует транспорт, различия чувствуются даже в деталях – флагах у некоторых зданий. На одних – сербские триколоры, на других – боснийские сине-желтые стяги.

44 месяца блокады

Когда въезжаешь в город, его спальные районы не отличаются от белградских, будапештских или даже берлинских – жилые кварталы с панельными домами, зеркальными торговыми центрами. Вот только по соседству с твоей машиной много старых Мерседесов, а мимо с привычным шумом проносятся трамваи времен Югославии. Водители сильно не церемонятся – обгоняют, подрезают, да еще и могут прикрикнуть из открытого окна.

Дорога с окраины приводит в самый центр Сараево. Она тянется вдоль узкой реки — Милячки. Вокруг – здания австро-венгерского периода и югославского. На большинстве – множество не заживших ран – следы уличных боев и артиллеристских обстрелов.

 / Фото Татьяны Катриченко/ Фото Татьяны Катриченко

Вот на этих улицах началась история войны 6 апреля 1992 года. Тогда жители Сараево вышли на антивоенную демонстрацию, а их обстреляли сербские боевики. Последующие месяцы все надеялись, что ситуация в городе вот-вот нормализуется. Но этого не случилось. Город оказался в полной осаде без продуктов питания, лекарств, в холоде. Сербы обстреливали его с близлежащих холмов.

 / Фото Татьяны Катриченко/ Фото Татьяны Катриченко

Если остановиться у реки где-то параллельно центру и осмотреться вокруг, то можно очень реально представить, где были установлены пушки, куда подъезжали танки, а в каких точках сидели снайперы. Они все смотрели и стреляли сверху вниз, как в тире.

 / Фото Татьяны Катриченко/ Фото Татьяны Катриченко

А потом можно подняться наверх по узким улицам между отстроенных на старых фундаментах мусульманских домов, туда, откуда город как на ладони.

 / Фото Татьяны Катриченко/ Фото Татьяны Катриченко

И везде можно увидеть белые столбики разной высоты — в парках, около домов, при дорогах. Это могилы. Людей во время осады хоронили прямо там, где они погибли или в тех местах, где просто не стреляли. Среди убитых не только мужчины, которые обороняли город, но и женщины, дети.

 / Фото Татьяны Катриченко/ Фото Татьяны Катриченко

Местные рассказывают, что население Сараево после войны значительно сократилось. Ныне тут проживает не более 300 тысяч жителей. После войны домой вернулись лишь 20% горожан, остальные получили статус беженцев и остались за рубежом. Множество домов было разрушено, некоторые восстановлены новыми хозяевами, хотя старые и не отказывались от них, но и пока не предъявляли претензий. Сегодняшняя молодежь тоже стремится уехать на работу в ЕС, например, в Германию.

Большинство тех, кто остался – очевидцы войны. Мужчины средних лет и старше могут рассказать о своем военном прошлом, ранениях. «Я был рядовым солдатом, сейчас инвалид – у меня два ранения», — говорит обыкновенный водитель такси.

 / Фото Татьяны Катриченко/ Фото Татьяны Катриченко

На асфальте прямо в центре города можно увидеть красные пятна. Они появлялись в местах, где в один день погибало несколько десятков человек. Роза Сараево есть у входа в католический костел Сердца Иисуса в самом центре города. На этом месте мирные жители просто ждали воды и еды.

Война убивала людей не только оружием, но и голодом, болезнями. В осажденный Сараево по дорогам не могла попасть ни одна машина с грузами. И только по «туннелю жизни» в город шли не только коробки с едой и лекарствами, но и оружие. А еще вывозили раненых, беженцев, а в город после попадали даже наблюдатели ООН. Сегодня туннель — одна из главных достопримечательностей Сараево.

 / puerrtto.livejournal.com/ puerrtto.livejournal.com

Снаружи – это обычный дом со следами боевых действии неподалеку от аэропорта. На его фасаде сейчас вывеска: «Туннель жизни. Дом Колара». Когда город оказался в блокаде, простой босниец Колар стал рыть туннель для выхода по ту сторону баррикад. Всего 800 метров. Сохранился отрезок. В нем – высота стен около полутора метров, ширина – метр. За два с половиной года через него прошло около 400 тысяч людей – фактически половина Сараево.

Осада Сараево продолжалась 44 месяца. За это время в городе погибли более 11,5 тысяч человек.

На этой неделе Международный Гаагский трибунал приговорил последнего фигуранта дел по бывшей Югославии — 75-летнего боснийско-сербского генерала Ратко Младича к пожизненному заключению. Суд признал, что он был причастен к преступлениям против человечности, геноциду, нарушению обычаев и законов ведения войны, а также террору против мирного населения. В решении сказано о тысячах жертв, погибших во время осады Сараево.

Маленький Стамбул

После таких воспоминаний так захотелось залезть в более древний исторический кокон старого города и покрыться пылью веков в виде колоритных восточных впечатлений.

Недоступное для многих Сараево – город-магнит, маленький Стамбул в центре Европы. Да, тут бесчисленное множество мечетей, несколько десятков строений периода правления Османской империи, некоторые женщины носят хиджабы, шумит традиционный восточный базар, магазины открыты до полуночи, а из каждой кофейни разносится аромат турецкого кофе. Но тут же можно увидеть дам, курящих кальян в баре наравне с мужчинами, вывески, гласящие, что в кафе продается настоящий итальянский капучино.

 / Фото Татьяны Катриченко/ Фото Татьяны Катриченко

С восточным колоритом тут мирно соседствует традиционная европейская культура. Хотя при этом не раз приходилось слышать от жителей соседних Сербии или Черногории слегка пренебрежительное, досадное отношение к такому соседству, мол, пришли турки и так прочно закрепились на чужих землях.

 / Фото Татьяны Катриченко/ Фото Татьяны Катриченко

Ныне по статистике 90% сараевцев исповедуют ислам.

 / Фото Татьяны Катриченко/ Фото Татьяны Катриченко

Чтобы примерно понять, сколько в Сараево живет не мусульман, надо побывать в нем в день большого религиозного праздника, типа Курбан-Байрам. И поехать, например, в магазин где-то подальше от центра. Машина будет ехать по пустым дорогам, где обычно приходится стоять в пробке, супермаркет, если повезет, будет открыт. Но в нем не будет очередей на кассах и детей в игровом уголке. Никакие кафе или пункты обмена валют работать не будут. А ведь еще накануне вечером казалось, что центр Сараево вот-вот лопнет от количества людей на одном квадратном метре.

Сараево на вкус

Ощутить город можно, если зайти в одну из закусочных. И попробовать буреки. Рецепт этого блюда пришел из Турции, и популярен в странах, где остались следы Османской империи. Буреки готовят из специального листового теста с разнообразной начинкой – мясом, сыром, шпинатом, картофелем. Продаются на вес. Цены в меню указаны за килограмм: 8-12 марок (4-6 евро). Они примерно одинаковые, что в кафе около торгового цента, то в месте, раскрученном на туристических сайтах. К бурекам можно заказать айран – прохладный кисломолочный напиток, немного солоноватый.

Турецкий чай из традиционных стаканчиков-тюльпанчиков подают в Сараево везде, даже в магазинах одежды. Кофейни тоже на каждом шагу. Если кофейня принадлежит хозяину, который в ней же за продавца, то помещение маленькое, с одним столиком и двумя стульчиками. Та и те порой выставлены на улицу. В магазине продается один вид кофе – мелкого помола, но в пакетах разной массы. Если попросите чашечку кофе, то вам еще и покажут, как его сварить на небольшой газовой горелке прямо на прилавке.

 / Фото Татьяны Катриченко/ Фото Татьяны Катриченко

«Это турецкий кофе», — говорит по-английски мужчина небольшого роста, насыпая в турку несколько кофейных ложек с горкой, добавляет воды, помешивает, переливает в другую, не доводит до кипения – готово. Протягивает одну чашечку мне, вторую –девушке рядом. У нее в руках уже большой пакет с золотыми упаковками сараевского кофе. Хозяин кафе, с которым мы уже успели поговорить о футболе и Златане Ибрагимовиче, представляет нас друг другу, мол, она приехала из Бразилии, а я из Украины. «Украины?, — удивляется она. – Это где-то близко? Возле Норвегии?». Я говорю, что не совсем, но понимаю, что для нее Европа – пока такой же неизведанный континент, как и для меня Южная Америка, а для кого-то и Балканы.

К кофе – пахлава или фисташковая халва. А еще лукум – традиционная восточная сладость. Он бывает классический – ванильный, или с фисташками, клюквой, лимоном, смоквой. Если найти правильное место – сладости могут быть очень вкусными.

В границах Баш Чаршия

Вот так пьешь кофе и не веришь, что ты в Европе. Вокруг — черепичные крыши и мощенные улицы старого города — Баш Чаршия.

Баш Чаршия – один сплошной большой базар с закусочными, кафе, сувенирными лавками.

В последних продаются яркие платки, стеклянные лампы, турки для кофе, жестяная и керамическая посуда с характерными растительными орнаментами, тканые кошельки, вышитые салфетки. По большому счету – в большинстве дешевки, но очень колоритные. Здесь можно встретить иностранцев и ортодоксальные мусульманские семьи – мужчину и женщину, иногда и не одну, – в черном длинном халате с сеткой на глазах со множеством детей. Причем по некоторым лицам можно предположить, что последние приехали из Малайзии или Бангладеш.

 / Фото Татьяны Катриченко/ Фото Татьяны Катриченко

Символ Сараево — фонтан Себиль — деревянное строение, из которого несколькими тоненькими струйками течет вода.

 / Фото Татьяны Катриченко/ Фото Татьяны Катриченко

Вокруг фонтана летают сотни голубей, священных птиц ислама, готовых поживиться крошками от медовой пахлавы или даже булочкой из ближайшей пекарни через дорогу.

На соседней улице Сарачи (ul. Sarači) расположена одна из старых мечетей Сараево — Бегова-Джамия. Лично я нигде в городе не чувствовала такого спокойствия, как в ее дворе. Посередине — фонтан для омовений. Он в тени больших деревьев, и от того бегущая вода кажется еще более прохладной. Бегова-Джамия – постройка XV века, самая большая в Боснии и Герцеговине.

 / Фото Татьяны Катриченко/ Фото Татьяны Катриченко

Еще одна мечеть, сохранившаяся со времен Османской империи — Царева-Джамия, Императорская мечеть, возведенная в XVІ веке. Она посвящена султану Мехмету Второму, который завоевал Константинополь, а еще и земли Сербии, Герцеговины и Албании. Чтобы ее найти, надо перейти по ту сторону реки Милячки.

 / Фото Татьяны Катриченко/ Фото Татьяны Катриченко

Например, по Латинскому мосту.

 / Фото Татьяны Катриченко/ Фото Татьяны Катриченко

Но перед тем как ступить на каменные плиты, стоит задержать взгляд на углу дома на набережной. В нем – музей, рассказывающий о событиях 1914 года. На этом самом перекрестке студент Гаврило Принцип застрелил эрцгерцога Франца Фердинанда, наследника австро-венгерского престола. Это убийство стало поводом для начала Первой мировой войны.

 / Фото Татьяны Катриченко/ Фото Татьяны Катриченко

Если вернуться на центральные улицы, то можно найти католический собор Сердца Иисуса – наследие австро-венгров. В него приезжал Папа римский Иоанн Павел ІІ. Именно перед ним на плитах есть и печальная роза Сараево.

 / Фото Татьяны Катриченко/ Фото Татьяны Катриченко

 / Фото Татьяны Катриченко/ Фото Татьяны Катриченко

Французский эксперт: «Жизнь сербов в Сараево в 90-х не стоила ничего»

Французский эксперт и член независимой Международной комиссии по страданиям сербов в Сараево с 1991.

Французский эксперт и член независимой Международной комиссии по страданиям сербов в Сараево с 1991 по 1995 годы, военный врач Патрик Барриот заявил, что травмы, полученные сербами в 90-е, сказываются на новых поколениях этого народа.

Об этом эксперт заявил в ходе проходившей в Москве II Международной конференции, посвященной работе независимых комиссий по Сараево и Сребренице, передает корреспондент «ПолитНавигатора».

Эксперт по военной медицине и медицине катастроф, отставной полковник Барриот знает боснийскую проблематику не понаслышке, поскольку работал в БиГ во время войны 90-х.

«Последствия для сербов от этой войны – нарушения, вызванные посттравматическим стрессом, включая тревожность, депрессию, страх, бессонницу, преследуют не только людей, которые имеют непосредственно травмирующий опыт, но также и членов их семей, – рассказал эксперт. – Есть также коллективная передача посттравматического расстройства от человека к человеку, практически как инфекция, и от поколения к поколению (мы пока говорим о двух поколениях одной семьи, которые находятся в физическом контакте).

Подобная передача может проходить в словах, сказаниях, историях, и даже может быть подсознательной, бессловесной, потому что родители могут передать их детям при помощи своего отношения, поведения, невербального языка. Тревожность, депрессия, агрессивность, наркомания и злоупотребление алкоголем – таковы последствия этой травмы».

По словам Патрика Барриота, участники Международной комиссии провели исследование, в ходе которого рандомно выбрали людей из списка граждан Республики Сербской, которые жили в Сараево с 1992 по 1995 год.

Были использованы два опросника – стандартный для диагностирования посттравматического синдрома у отдельных людей или коллективов (при, например, ДТП или природных катаклизмах), а также специальный, который был адаптирован к ситуации в Сараево и Боснии, включал специфические вопросы с учетом контекста войны в Боснии. Опросники заполнялись во время интервью.

«Мы выявили посттравматический синдром у поколений, которые пережили либо одну, либо две войны ( Вторую мировую и войну 90-х – ред.). При этом согласно второму опроснику, мы увидели, что более молодое поколение, которое не имело непосредственного контакта с этими историческими событиями, но у них были те же характеристики, что и у предыдущих поколений, то есть мы видим коллективную передачу посттравматического стресса.

Самый последний вопрос опросника был о самом травмирующем событии, пережитом людьми: нам рассказали о происходивших рядом убийствах, изнасилованиях и пытках (либо были свидетелями, либо их субъектами), вспоминали, как их выгоняли из своих домов, многочисленные смерти близких, осквернение могил», – рассказал эксперт.

Французский полковник в отставке рассказал о том, что сербы в БиГ были подвергнуты кампании демонизации и кампании террора, один из аспектов последнего – создание сети тюрем в Сараево, где имели место самые невообразимые жестокости.

Более двух сотен представителей сербской общины были объявлены пропавшим без вести, при этом официальные цифры занижались.

«Нынешняя популяция боснийских сербов страдает от этих травм, полученных в двух конфликтах 20 века. Эти раны, которые остались от войн, они не заживают, но мы можем хотя бы не сыпать на них соль, и не подливать масла в огонь.

Нужно признать страдания сербов и уделять этому внимание, чтобы наконец-то восторжествовала справедливость. Насилие против сербов никогда не получало должной оценки, как преступление против человечности. При этом надо избегать такой ситуации, когда одного из участников конфликта полностью обеляют.

Официальные органы Боснии и Герцеговины приложили немало усилий, чтобы скрыть преступления, совершенные против сербского населения. И не дают проводить эксгумацию останков.

Нужно препятствовать осквернению церквей и кладбищ, что происходит и по сей день. Сербы даже не могут покоиться с миром в городе, который когда-то был толерантным и многонациональным», – заключил Патрик Барриот.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Кто живет в квартирах «героев вчерашних дней»

Эта квартира принадлежала всесильному шефу КГБ Юрию Андропову. Потом в ней жил чудесный пианист Николай Петров, а теперь - работник топливно-энергетического комплекса.

Двадцать лет назад кресло Генерального секретаря ЦК КПСС занял Михаил Горбачев. Что из этого вышло, знают все. Насколько все в стране изменилось за эти годы, мы решили посмотреть на примере элитных домов той эпохи. Кто теперь живет в квартирах бывших звезд советской политики?

В квартирах лидеров СССР живут иностранцы

На Серафимовича, 2 (дом на набережной), — 505 квартир. Половина из них — с видом на храм Христа Спасителя и Кремль. В свое время заселение этого дома совпадало со сносом храма. 5 декабря 1931 года Лазарь Каганович, первый секретарь Московского горкома ВКП(б), видел крушение святыни из квартиры № 233, куда въехал его брат Михаил, член Президиума ЦК ВКП(б). Дом — образец светлого советского будущего — предназначался для лучших представителей настоящего. Сейчас в той самой 233-й живет какой-то иностранец. Квартиру он снимает. Отлично говорит по-русски и обосновался в доме надолго. А про Кагановича «что-то такое слышал». Целый подъезд здесь снят иностранными компаниями для своих менеджеров. Аренда трехкомнатной стоит примерно $2500 в месяц.

Недавно новые хозяева не пустили на порог внучку Алексея Рыкова, советского премьер-министра 20-х годов. Она хотела посмотреть на квартиру, в которой провела детство.

Из «наших» на Серафимовича, 2, живут Игорь Моисеев и Леонид Куравлев. Говорят, недавно видели Алексея Баталова и Александра Домогарова (по слухам, он купил тут квартиру). А несколько лет назад экс-управделами Президента России Павел Бородин присматривал здесь квартиру для сына.

Комнаты автора Гимна СССР заняли французы

После того как в 1939-м тогда еще комдива Георгия Жукова бросили на Халхин-Гол бороться с японцами, его квартиру на Серафимовича, 2, с видом на Кремль получил Александр Александров. К тому времени он уже основал Ансамбль песни и пляски Советской Армии, а через несколько лет напишет музыку Гимна СССР. Именно в этой квартире.

Сейчас квартира принадлежит 29-летнему Олегу — праправнуку «того самого». Пять лет назад Олег рассказывал о прадеде в интервью. После этого ее ограбили, и теперь Олег ничего никому не рассказывает. В квартире он не живет.

— Здесь все изменилось, отремонтировано, — рассказывает француженка Александра, нынешняя жительница. — Только пианино осталось.

— Как вам живется в исторической квартире?

— Обычная семейная жизнь. Я даже не знала, что до Александровых здесь был Жуков.

Француженка живет с мужем, он менеджер в издательском бизнесе.

Куда идут доходы от нефти

По лестницам дома по Кутузовскому проспекту, 26, где жили Суслов, Брежнев и Андропов, шагают теперь «сверхновые русские» и родственники первых жильцов. Квартира Суслова принадлежит его дочке Майе. Она живет в Австрии с мужем, но и продавать жилье с родословной не торопится. Обстановка хранит дух советских лет: тяжелую мебель из натурального дерева завозили централизованно во все квартиры вождей.

— Я был в квартире Сусловых, — рассказывает Алексей Подберезкин, директор Института современного социализма. — Там очень скромно. За исключением хорошей библиотеки ничего нет, не накопили.

Сам Подберезкин живет на Малой Бронной, 19, в квартире своего тестя, секретаря ЦК КПСС Константина Русакова (1977 — 1986 гг.):

— У советских лидеров была сознательная аскеза. А в середине 80-х к руководству страной пришли другие люди. Они оказались там случайно для себя и знали, что это временно. И они использовали свое положение, чтобы хорошо пожить.

Этажом ниже Cуслова жил Андропов. А сейчас — представитель российского топливно-энергетического комплекса.

— Новенький-то ни с кем не общается, часто ездит в загранку, — говорит дворник Николай.

— Я на эту квартиру уже смотреть не мог, — говорит риэлтор. — Обычная четырехкомнатная, а просили за нее $1 000 000. Трубы старые, красная цена — $450 000. И все из-за этого исторического флера. Да он не нужен никому, просто место хорошее.

Кто еще в «теремочках» живет

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

АО "ИД "Комсомольская правда". ИНН: 7714037217 ОГРН: 1027739295781 127015, Москва, Новодмитровская д. 2Б, Тел. +7 (495) 777-02-82.

"Сталинские" тараканы Раневской: сколько стоят квартиры "с историей"

Перекупить квартиру Брежнева, поселиться в апартаментах, где жил Маяковский, или снять жилье в знаменитом Доме на набережной. За что переплачивают ценители квартир с историей? M24.ru попыталось разобраться, в чем плюсы и минусы квартир «с историей» и сделал обзор самых нетривиальных предложений на столичном рынке недвижимости.

За квартирами, в которых жили знаменитые люди, ведут охоту настоящие профессионалы. О том, что они продаются, знают далеко не все. Квартиры, в которых когда-то жили знаменитые люди, стоят дороже «обычных» аналогов на 15-20 процентов. А то и в два раза. Такова цена духа прошлого, который сохранился в этих домах. А еще престижа и, как правило, удобного месторасположения.

Знаменитые квартиры часто переоценены, отмечают эксперты. В домах с мемориальными табличками есть и свои минусы: ремонт в подъезде будет качественным, но «на любителя» — многим он покажется морально устаревшим. Там вряд ли будет комфортная парковка. У таких домов, как правило, не бывает атрибутики, присущей элитной недвижимости в ее современном понимании. А кроме того, новым владельцам квартир придется соблюдать строгие правила.

«Утро»: В Москве продают жилье советских знаменитостей

Жить, как Ельцин

Есть люди, которые пытаются перекупить апартаменты, в которых жили государственные деятели: квартиру Брежнева в Гранатном переулке в свое время приобрел последний председатель Верховного Совета РФ Руслан Хасбулатов. Кто-то хочет непременно жить в доме Ельцина — на улице Осенняя, 4. Это здание начали строить в 1980-х годах для руководства кардиологического центра и забросили. В 1993 году Ельцин достроил дом, чтобы расселить в нем свою семью, которая заняла весь шестой этаж, и политических соратников. В здании получили квартиры Черномырдин, Гайдар, Лужков, Ресин, Коржаков, Бородин, Тарпищев, Грачев, Юмашев и другие. В агентстве «Бест-недвижимость» M24.ru рассказали, что апартаменты в этом доме стоят 120-130 млн рублей. В компании также вспомнили, что пять лет назад квартиру Галины Брежневой в Леонтьевском переулке, 15 купили за 1,5 млн долларов.

Квартиры знаменитостей часто покупают не потому, что раньше они принадлежали известному человеку, а потому, что они располагаются в красивых и качественных домах, — отметил исполнительный директор «Миэль-Сеть офисов недвижимости» Алексей Шленов. Яркий пример — квартира Андропова по адресу: Кутузовский проспект, дом 26. Эта квартира располагалась в лучшем крыле дома, на престижном четвертом этаже, с окнами на набережную; в том же доме жили Екатерина Фурцева, Юрий Андропов, Михаил Суслов. То же можно сказать о Доме Совета министров на Фрунзенской набережной, 50 – там жили Георгий Маленков и, по слухам, генеральный секретарь компартии Чили Луис Корвалан.

Сколько стоит пожить в Доме на набережной

В знаменитом Доме на набережной, в котором сейчас живет патриарх Кирилл, сдаются и продаются элитные квартиры. Официально дом называется «Дом правительства». Нынешнее название он получил после одноименной повести Юрия Трифонова. Его также знают как Первый Дом Советов, или Дом ВЦИК и СНК СССР.

Комплекс на Болотном острове по адресу: улица Серафимовича, дом 2 занимает три гектара. Помимо жилых корпусов, здесь располагается «Театр Эстрады», кинотеатр «Ударник». В доме 25 подъездов, которые выходят на две улицы — Серафимовича и Берсеневскую набережную. Дом был построен по проекту специально приглашенного известного итальянского архитектора Бориса Иофана в начале 30-х годов стиле позднего конструктивизма.

В комплексе уже тогда был клуб, прачечная, поликлиника, почта, детсад, а в квартирах круглосуточно горячая вода, газ, телефоны, что тогда было невероятной роскошью. В «Ударнике» перед сеансом играл джаз и пели Леонид Утесов и Василий Шульженко. Квартиры в нем предоставлялись высшему командному составу, известным академикам. Здесь жили Георгий Жуков, Василий Сталин, писатели Михаил Кольцов, Александр Серафимович, хореограф Игорь Моисеев, Алексей Стаханов и многие другие.

Аренда однокомнатной квартиры в этом доме площадью 52 квадратных метров стоит 3200$, двухкомнатной — 3300$, трехкомнатной — 4000$.

В «Инком-недвижимости» M24.ru рассказали, что в этом доме по сей день востребованы квартиры с видом на Храм Христа Спасителя. Гораздо меньший энтузиазм у потенциальных покупателей вызывают квартиры, окна которых выходят во двор-колодец. Сейчас в Доме на набережной продаются 8 квартир. Минимальная стоимость – 25,3 млн рублей (двухкомнатная квартира общей площадью 70 кв м). Максимальная – 192,5 млн рублей (пятикомнатная квартира площадью 240 кв м с панорамным видом на Москву).

Продается квартира в доме, где жил Маяковский

Ценители поэзии стремятся поселиться в домах, где жили их любимые поэты. На рынке недвижимости есть необычное предложение: продается четырехкомнатная квартира в доме — памятнике истории и архитектуры, в котором жил Маяковский. Двухэтажный дом, в котором жил поэт, находится по адресу: Красная Пресня, 36.

Как рассказали M24.ru в агентстве недвижимости «Град-Эстейт», четырехкомнатная квартира в этом доме стоит 22 млн рублей. Это дороже, чем в соседних подобных домах на 10-20 процентов. В объявлении указано, что в доме, которому больше ста лет, проводилась замена коммуникаций. Зато частично сохранилась лепнина.

В 20-е годы прошлого века поэт жил здесь с семьей Брик. В этом доме находился центр поэтической жизни страны. К Маяковскому, в частности, заходили Борис Пастернак, Сергей Эйзенштейн, Теодор Драйзер.

До 1972 года в здании был музей Маяковского, пока его не перенесли на Лубянку.

«Сталинские» тараканы в квартире Раневской

Охотники за домами с историей пытаются купить ту или иную квартиру, даже когда ее не хотят продавать. А агентстве недвижимости «Миан 24» рассказали, как три года назад не смогли продать квартиру Фаины Раневской. В компанию обратилась женщина бальзаковского возраста, которая очень хотела купить квартиру, в которой жила легендарная актриса, в сталинской высотке по адресу: Котельническая набережная, д.1/15. Раневская жила прямо над кинотеатром «Илллюзион» и спец-гастрономом, часто поговаривая: «Я живу над хлебом и зрелищем».

На тот момент квартира не продавалась, но клиентка наотрез отказывалась смотреть другие варианты, предлагая двойную сумму. Исчерпав все аргументы, эксперт по недвижимости спросила ее, как она относится к знаменитым «сталинским» тараканам – неизменным жителям всех сталинских высоток. Услышав про тараканов, женщина сразу к квартире охладела.

«Рыжие насекомые могут не только причинять неудобство жильцам, но и иногда оберегать квартиру от навязчивых покупателей», — заметил директор по маркетингу и продажам компании Андрей Петухов. По его словам, квартиры в этом доме продаются и сейчас. Двухкомнатную можно купить за 30 млн рублей, а четырехкомнатную — за 103 млн.

В «Инком-недвижимости» отметили, что есть покупатели, которые непременно хотят жить в сталинских высотках. Среди любителей таких зданий наибольшей популярностью пользуется дом на Котельнической набережной. Сейчас там продаются 7 квартир. Минимальная стоимость – 18,6 млн рублей (двухкомнатная квартира общей площадью 60 кв. м). Максимальная – 101,7 млн рублей (четырехкомнатная квартира без ремонта площадью 160 кв. м. с видом на Кремль, набережную, Храм Христа Спасителя).

Любимый дом Бэллы Ахмадуллиной

В самом начале Поварской улице находится 7-этажное здание с мощным неоклассическим фасадом (дом №20), в который была влюблена поэтесса Белла Ахмадулина.

«День-деньской,
ночь напролет я влюблена была –
В кого? Во что?
В тот дом на Поварской», — писала она об этом доме.

Доходный дом был построен в 1914 году для известного адвоката Иосифа Кальмеера по проекту архитектора Валентина Дубовского. Кальмеер мечтал, что в доме будут жить знаменитые поэты и художники, и называл его «домом искусства».

В этом здании уже 40 лет находится мастерская театрального художника и сценографа Бориса Мессерера, который создал более 100 постановок в Большом театре, «Современнике», МХАТе, театре Сатиры и других. В этом доме бывали Владимир Высоцкий и Булат Окуджава, Андрей Вознесенский и Василий Аксенов, Майя Плисецкая и Родион Щедрин, приезжали Федерико Феллини и Тонино Гуэрра. В 1918 году квартиры доходного дома превратили в коммуналки. В 1987 году в полуподвале здания разместился новый театр «Школа драматического искусства», пробывший там около 20 лет. А с 2006 года здесь размещается театр «Открытая сцена». В агентстве недвижимости House Mall M24.ru рассказали, что недавно сдали в этом доме квартиру за 12 тысяч евро в месяц.

Некоторые любят «похолоднее»

Квартиры новоиспеченных звезд не пользуются таким спросом, как апартаменты, связанные с выдающимися людьми прошлого. В компании «Миан 24» отметили, что клиенты не готовы платить наценку, если квартира связана с ныне живущим «селебрити». Исключение могут составлять только какие-то очень ярые фанаты. Однако, если в доме живут медиаперсоны, это повышает цену жилья на 5-10%, поскольку это свидетельствует о респектабельности места.

«Звезда может повлиять как позитивно, так и негативно, — рассказывает директор по маркетингу компании Андрей Петухов. — Например, одни наши клиенты (семейная пара) отказались снимать квартиру, узнав, что ранее ее арендовал известный московский стилист, отличающийся эпатажным поведением. Хотя это была очень респектабельная «сталинка» с евроремонтом в шаговой доступности от метро «Сухаревская». При этом цена аренды была «без звездных наценок» — 75 тысяч рублей в месяц.

Сами же звезды в последнее время хотят жить на Николиной горе, отметил риелтор «Бест недвижимости» Игорь Шарипов», где дома стоят от 3,5 до 20 млн долларов. Артисты пытаются перекупить дом Абдулова и Ахеджаковой.

В «Инком-недвижимости» M24.ru рассказали, как продавали квартиру очень известного современного художника. Дизайн там был настолько специфический, что больше подошел бы какому-нибудь музею эротического искусства, однако и на нее нашелся покупатель. Девушка, ставшая собственницей, узнав, кто ее продает, пришла в восторг, и квартира в итоге была продана дороже среднерыночной стоимости в этом сегменте.

Другой случай, когда знаменитость владельца сыграла ключевую роль: в компании сдавали в аренду квартиру оперной певицы, и клиенты решили, что раз в квартире «жила» музыка, тем более классическая, то в ней сложилась благоприятная аура.

голоса
Рейтинг статьи
Читайте так же:
Как переехать на зимовку во Вьетнам?
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector