Philippines-welcome.ru

Про Филипины
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Самые интересные легенды о румынских достопримечательностях

Самые интересные легенды о румынских достопримечательностях

Румыния – страна, окутанная атмосферой таинственности. Средневековые замки и дух кровожадного графа Дракулы так и манят любопытных туристов. Мы собрали самые интересные легенды, связанные с достопримечательностями этой волшебной страны.

В Румынии существует много легенд. К примеру, замок Бран называют замком Дракулы, так как считается, что здесь жил известный всему миру тиран Влад Цепеш. Однако доказательств этому не найдено. Скорее всего, правитель провел в этом замке лишь пару ночей. Поэтому мы обратимся к другим румынским легендам, передающимся из поколения в поколение уже много веков.

Легенда о Красном озере

В северо-восточной части Румынии, близ ущелья Биказ, находится Красное озеро или озеро Убийца, как его еще называют. Оно возникло в 1837 году из-за проливных дождей и обвала скал, поспособствовавшего перекрытию горной реки, в результате чего образовалась своеобразная дамба. Но, видимо, научное объяснение показалось местным жителям слишком сухим и неинтересным, поэтому они придумали красивую и романтичную легенду, которую сейчас рассказывают туристам. Звучит она следующим образом: несколько веков назад жила в этой местности прекрасная девушка по имени Эстер. Внешний облик её вызывал восхищение и у старого, и у молодого, и у мужчин, и у женщин: глаза её были зеленые, как трава, волосы – черные, как смола, а стройной она была, как осина. Одним прекрасным летним утром Эстер отправилась на ярмарку и встретила там молодца себе под стать: красив, силен, да и храбрости ему не занимать – один против медведя вышел, и на флейте играл превосходно. Залюбовалась Эстер молодцем, взгляды их встретились – и взаимное чувство поразило обоих, как гром среди ясного неба. Чтобы как-то показать свои чувства, купил молодец девушке шелковый платок небесного цвета и зеркальце и тут же попросил стать его женой. Но не бывает все так гладко: юноша был порядочным, поэтому отправился на войну, отдавать долг Родине. Влюбленные так и не успели стать мужем и женой.

Эстер сильно тосковала по своему любимому, поэтому часто прогуливалась возле горной речки, чтобы наплакаться вдоволь, пока никто не видит. В один из таких вечеров, когда солнце уже опускалось за горизонт, с гор спускался разбойник. Увидев Эстер, он застыл, как молнией пораженный, – никогда прежде не видел он подобной красоты. Придя в себя, он схватил девушку, посадил в седло и отправился восвояси. Обезумев от страсти, он был готов бросить к её ногам все, что она пожелает: горы золота и серебра, дворец из алмазов, сделать её повелительницей всего мира. Но Эстер была непреклонна – в её душе горел огонь любви к другому.

От отчаяния девушка обратилась к горам, моля помочь ей. И горы услышали её молитвы: скалы зашатались, засверкали молнии, камни начали падать… Один из валунов, оторвавшись от скалы, упал прямо на Эстер и разбойника, а сильное землетрясение убило пастухов и овец, находившихся на противоположном берегу. Так на месте долины, по которой протекала река удивительной чистоты, образовалось озеро, наполненное кровью умерших. Поэтому оно и называется Красное или Убийца.

Легенда о строительстве Успенского архиерейского собора в городе Куртя-де-Арджеш

Туристы, посещающие Успенский собор, также являющийся усыпальницей румынских королей, могут услышать интересную легенду о том, как он строился. Когда-то давно Неру Водэ («Черный князь») решил построить монастырь. Он отправился в путь по берегу реки Арджеш, взяв с собою десять спутников-мастеров, самым великим из которых был Маноле. Они повстречали пастуха, у которого Черный князь спросил, не видал ли тот в этих местах недостроенную стену. Как оказалась, такая постройка действительно была, и Негру Водэ решил построить монастырь именно там. Он пообещал мастерам, что осыплет их любыми дарами, если они смогут построить монастырь, с которым не сравнится ни один из уже существующих. В противном случае строители будут замурованы заживо.

Мастера принялись за работу, но столкнулись с проблемой мистического характера: все, что они успели построить днем, ночью само собой разрушалось. Однажды Маноле увидел странный сон. В этом сне голос с неба сказал ему, что для того, чтобы все-таки построить монастырь, мастера должны замуровать в стену жену или сестру любого из них, которая первая придет утром. Проснувшись, Маноле побежал смотреть, кто из женщин несет им завтрак, и увидел, что это его красавица-жена Анна. Маноле упал на колени и взмолился, чтобы пошел дождь, и Анна вернулась бы домой. Случилось чудо – дождь пошёл, но преданная жена все так же несла любимому еду и вино. Тогда мастер попросил Бога наслать сильный ветер – и поднялась буря. Но и это препятствие не остановило Анну, она упорно продолжала идти вперед. Мастера, знавшие о сне, который видел Маноле, обрадовались и сказали Анне, что хотят в шутку замуровать её. Стену перед ней возводил сам Маноле. Анна была напугана и просила освободить её, но мастера оставались непреклонны.

Читайте так же:
Поместье Уоддесдон: роскошный особняк Ротшильдов в сердце Англии

Проклятие спало, и монастырь был достроен. Негру Водэ оценил его по достоинству и спросил мастеров, смогут ли они построить ещё более прекрасное сооружение. Гордые строители, сидящие на крыше, ответили положительно. Тогда Черный князь приказал срубить леса возле монастыря, чтобы мастера не смогли спуститься. Не имея другого выхода, они сделали из тонких досок крылья и прыгнули вниз. Но разбились. Маноле во время прыжка услышал из стены голос жены и упал замертво. На том месте, где он умер, появился источник, из которого текут его соленые слезы.

Розафа (Албанская сказка)

Г ордо вздымается над широкой рекой Буной и городом Шкодрой старая крепость Розафа. Кто заложил первый камень в фундамент этой крепости? Не известно. Её история теряется в тумане илирийской древности, меж старинных жителей того времени.
Единственное, что доподлинно известно: когда-то ею владели лябы, а затем ардианы — могущественные илирийские племена. В то время всё Адриатическое побережье по другую сторону до шумного Тергеста, нынешнего Триеста было илирийским. Позднее туда пришли римляне, затем славяне, норманы, венецианцы, турки и многие другие иноземные народы. На протяжении веков иссушенные холмы под стенами Розафы и сами стены крепости напитывались потоками крови тех, кто её штурмовал, и тех, кто её оборонял. Иноземцы приходили и уходили, а наш народ твёрдо стоял на этой илирийской земле.
Со строительством крепости Розафа связана красивая и вместе с тем печальная легенда, дошедшая до нас из нашей далёкой старины.
Вот, о чём говорится в этой легенде.
… Над рекой Буной повис туман и накрыл собой всё вокруг. Этот туман стоял там три дня и три ночи. Через три дня и три ночи подул лёгкий ветерок и поднял туман вверх. Поднял его вверх, на холмы Валдонуза. Там, на вершине холма трудились трое братьев. Они строили крепость. Однако, стена, которую они возводили днём, ночью обрушалась, и поэтому им никак не удавалось поднять её.
Проходил мимо добрый старик.
— Пусть спорится ваша работа, братья!
— Да воздастся тебе, добрый старик! Но, где ты видишь нашу работу? Днём мы строим, а ночью всё обрушается. Может дашь нам какой-нибудь добрый совет: что нам нужно сделать, чтобы стены стояли?
— Я знаю, отвечает им старец, но буду грешен, если скажу это вам.
— Грех этот возложи на наши головы, раз уж мы хотим, чтобы крепость стояла и не обрушалась.
Добрый старик подумал и спрашивает.
— Женаты ли вы, смельчаки? Есть ли у вас жёны?
— Мы женаты, отвечают они. — И у всех нас троих есть жёны. Ну, давай, говори, что нам нужно сделать, чтобы крепость стояла, не рушилась?
— Если хотите, чтобы крепость стояла, дайте клятву друг другу: ничего не рассказывать жёнам, не обсуждать с ними дома то, что я вам скажу. Ту молодку, которая придёт к вам завтра и принесёт обед, возьмите и замуруйте заживо в стену крепости. И тогда вы увидите, что стена встанет как надо и будет стоять вечно.
Сказал это старик и тронулся в путь, только его и видели.
Эх…! Старший брат нарушил данное слово. Рассказал всё своей жене — так, мол, и так, и велел ей не приходить завтра. И средний брат не сдержал клятвы — всё рассказал своей жене. Только младший брат остался верен своему слову. Ничего дома не обсуждал, ни о чём своей жене не рассказывал.
Утром трое братьев спешно собрались и отправились трудиться. Молоты бьют, камень дробиться, сердца стучат, стены поднимаются…
Мать сыновей, оставшаяся дома, ничего не знала. Вот и говорит она старшей снохе:
— Моя старшая дочь, мастера хотят хлеба и воды, хотят кувшин вина.
Старшая сноха отвечает:
— Ах, мама, я сегодня не смогу сходить, что-то я плохо чувствую себя.
Возвращается мать и говорит средней снохе:
— Моя средняя дочь, мастера хотят хлеба и воды, хотят кувшин вина.
— Ах, мама, сегодня я не смогу сходить, я иду в гости к родственникам.
Мать сыновей обращается к младшей снохе:
— Моя младшая дочь…
Младшая сноха, притопнув ногой, спрашивает:
— Чего изволишь, мама?
— Мастера хотят хлеба и воды, хотят кувшин вина.
— Ах, мама, я одна, у меня маленький ребёнок. Боюсь, он захочет грудь и будет плакать.
— Иди-иди, за твоим сыном я сама пригляжу, не позволю ему плакать, говорит она снохе.
Собирается младшая сноха, самая милая, берёт хлеб и воду, берёт кувшин вина, целует своего сына в обе щёчки, выходит за околицу и спускается в долину Казен, к подножию Волдонезского холма. Подходит к тому месту, где трудятся три мастера — муж и его два брата.
— Пусть спорится ваша работа, мастера!
Но, что происходит?
Молоты опускаются и перестают разбивать камни, а сердца колотятся всё сильнее и сильнее. Лица бледнеют. Когда младший брат увидел свою жену, выронил молот из рук и стал причитать, обращаясь к камням и стене.
Жена спрашивает его.
— Что с тобой, муж мой? Почему ты взываешь к камням и стенам?
Старший брат и говорит.
— Видно, родилась ты в несчастливый день, невестка. Мы дали слово друг другу, что замуруем тебя живой в стену крепости.
— Так тому и быть, свояк. Но у меня есть просьба. Когда будете замуровывать меня в стену, правый глаз, правую руку, правую ступню и правую грудь оставьте не замурованными. У меня есть маленький сын. Когда он начнёт плакать, я увижу это одним глазом, одной рукой его приласкаю, одной ступнёй покачаю люльку, к одной груди приложу его. Моя грудь освободится от молока, крепость будет крепко стоять, мой сын станет храбрым, будет королём и будет править.
Братья взяли и замуровали младшую невестку в основание крепости. Стены стали подыматься, выситься и не обрушаться, как прежде. Вокруг стен камни и сегодня мокры и покрыты мхом, потому что материнские слёзы по сыну продолжают струиться…
А сын вырос, сражался и снискал славу.

Читайте так же:
Что можно посмотреть в Брюсселе

Замок Розафа — Rozafa Castle

Замок Розафа (по- албански : Kalaja e Rozafës ), также известный как Замок Шкодер (по- албански : Kalaja e Shkodrës ) — это замок недалеко от города Шкодер на северо-западе Албании . Он величественно возвышается на скалистом холме на высоте 130 метров (430 футов) над уровнем моря, в окружении рек Буна и Дрин . Шкодер является центром округа Шкодер , одним из старейших и наиболее исторических городов Албании, а также важным культурным и экономическим центром.

СОДЕРЖАНИЕ

  • 1 История

История

Античность

Благодаря своему стратегическому расположению, холм был заселен с древних времен . Это была Illyrian крепости во время правления Labeates и ардиеев , чей капитал был Scodra .

Во время Третьей иллирийской войны иллирийский царь Гентиус сосредоточил свои силы в Скодре . Когда на него напала римская армия во главе с Л. Аницием Галлом , Гентий бежал в город и оказался там в ловушке, надеясь, что его брат Каравантий в любой момент придет с большой армией для помощи, но этого не произошло. После своего поражения Гентий послал двух видных вождей племен, Тевтика и Белла , в качестве послов для переговоров с римским полководцем. На третий день перемирия Гентий сдался римлянам, был заключен под стражу и отправлен в Рим . Римская армия двинулась к северу от озера Скутари, где в Метеоне они захватили жену Гентиуса , королеву Этуту , его брата Караванция, его сыновей Скердилайда и Плеврата вместе с ведущими иллирийцами.

Падение Ардиейского царства в 168 г. до н.э. передано Ливием в церемониальной манере триумфа Аниция в Риме:

За несколько дней и на суше, и на море он победил храброе иллирийское племя, которое полагалось на свое знание своей территории и укреплений.

Средневековый и османский период

Немецкий писатель и исследователь XIX века Иоганн Георг фон Хан предположил, что древний и средневековый город Шкодер был расположен непосредственно к югу от холма Розафа, между холмом и слиянием Буны и Дрина . Укрепления, которые сохранились до наших дней, большей частью имеют венецианское происхождение.

Читайте так же:
Варианты проживание в Барселоне: 10 хостелов и 5 приличных отелей Готического квартала

В замке находятся руины венецианской католической церкви 13-го века , которую ученые считают собором Святого Стефана, который после осады Шкодера в 15-м веке, когда Османская империя захватила город, был преобразован в Фатих. Мечеть Султана Мехмета .

Замок был местом нескольких известных осад, включая осаду Шкодера в 1478-79 годах и осаду Шкодера в 1912-13 годах . Замок и его окрестности образуют археологический парк Албании.

Легенда

Известная широко распространенная легенда о принесении в жертву женщины-жертвы и замуровании с целью строительства объекта традиционно передается албанцами устно и связана со строительством замка Розафа.

Сюжет повествует об инициативе трех братьев, которые отправились строить замок. Работали весь день, но ночью фундаментные стены рухнули. Они встретили мудрого старика, который, кажется, знает решение проблемы, спрашивая их, женаты ли они. Когда три брата ответили положительно, старик сказал:

Если вы действительно хотите достроить замок, вы должны поклясться никогда не рассказывать своим женам то, что я вам сейчас скажу. Жена, которая завтра принесет вам еду, должна заживо закопать в стене замка. Только тогда фундамент останется неизменным и будет длиться вечно.

Три брата поклялись на Бесе не говорить со своими женами о том, что произошло. Однако два старших брата нарушили свое обещание и тихо все рассказали своим женам, в то время как младший честный брат сдержал свою беса и ничего не сказал. Мать трех братьев ничего не знала об их соглашении, и хотя на следующий день в обеденное время она попросила своих невесток принести обед рабочим, двое из них отказались под предлогом. Братья с нетерпением ждали, какая жена несет корзину с едой. Это Розафа, жена младшего брата, оставила младшего сына дома. Озлобленный младший брат объяснил ей, в чем заключена сделка, что она должна быть принесена в жертву и похоронена в стене замка, чтобы они могли закончить его строительство, и она не протестовала, но, беспокоясь о своем малолетнем сыне, она согласился быть замурованным и сделал запрос:

У меня всего одна просьба. Когда вы замуруете меня, оставьте отверстие для моего правого глаза, для моей правой руки, для моей правой ноги и для моей правой груди. У меня маленький сын. Когда он начнет плакать, я подбодрую его правым глазом, я буду утешать его правой рукой, я усыплю его правой ногой и отучу его правой грудью. Пусть моя грудь превратится в камень, и замок расцветет. Пусть мой сын станет великим героем, правителем мира.

Один из самых известных версий легенды является сербским эпосом под названием Здание Скадарского (Зидањй Скадр, Zidanje Skadra ) , опубликованный Вук Караджич , после того, как он записал народную песню в исполнении с герцеговинским рассказчик по имени Олд Рашко . Версия песни на сербском языке является старейшей собранной версией легенды и первой, получившей литературную известность. Трех братьев в легенде представляли члены знатного рода Мрнявчевич , Вукашин , Углеша и Гойко. В 1824 году Караджич отправил копию своего сборника народных песен Якову Гримму , который был особенно очарован этим стихотворением. Гримм перевел его на немецкий язык и назвал «одним из самых трогательных стихов всех народов и всех времен». Иоганн Вольфганг фон Гете опубликовал немецкий перевод, но не разделил мнение Гримма, потому что он нашел дух стихотворения «суеверно варварским». Алан Дандес , известный фольклорист , отметил, что мнение Гримма преобладает и что баллада по-прежнему вызывает восхищение у многих поколений исполнителей народных песен и исследователей баллад.

Читайте так же:
Достопримечательности Феррары: что посмотреть на родине династии Эсте

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: ЛЕГЕНДЫ И СКАЗАНИЯ КРЫМА

Необходима регистрация

Черное море занимает площадь 442 тыс. кв. километров, наибольшая глубина равна 2.245 метрам. Море почти на 90 % безжизненно, так как на глубинах, превышающих 150–200 метров, вода сильно насыщена сероводородом, который убивает почти все живые организмы.

В древности местные племена называли море Темарунда, что в переводе означает «Темная пучина». Древние греки сначала дали морю название Понт Аксинский — «Негостеприимный». Но после основания и расцвета греческих колоний его стали называть Эвксинский — «Гостеприимный».

Давно это было. Так давно, что даже счёт времени шёл в обратную сторону. Жило в Тавриде гордое и миролюбивое племя горцев. Жили тихо и мирно. Ни на кого не нападали, и на них никто не нападал. Возделывали землю и растили детей. Умные руки горцев научились выращивать на склонах гор душистый сладкий виноград и розы. Неподатлива горная гряда, но горцы — народ терпеливый и трудолюбивый. С берега моря в корзинах приносили они землю и засыпали ею расщелины. И добрели горы, покрытые виноградными лозами, фруктовыми деревьями, кизиловыми и ореховыми кустарниками.

В горных лесах водилось много дичи, а горцы были меткими стрелками. Но они не злоупотребляли оружием и натягивали тетиву лука только тогда, когда им нужна была пища. Селение горцев богатело с каждым годом… Прослышали о Тавриде в далёкой Элладе, и задумали греки покорить эту богатую землю.

У берегов Тавриды появилось множество кораблей. В них сидели вооруженные эллины. Они хотели под покровом ночи подойти к берегу и напасть на спящих горцев. Но море вдруг засветилось голубоватым пламенем, и горцы увидели пришельцев. Греческие корабли шли словно по серебру. Весла разбрызгивали воду, и брызги мерцали, как звёзды на небе. Даже пена у берегов светилась голубым мёртвым свечением.

Всполошилось селение горцев. Женщины и дети спрятались в пещеры, а мужчины приготовились отразить натиск. Они поняли, что битва будет не на жизнь, а на смерть: греков было бессчетное множество.

Но тут словно тучи закрыли звёзды. Это гигантские орлы-грифы взлетели со скал и устремились к морю. Распластав огромные крылья, орлы стали кружить над греческими судами. В испуге закричали эллины и закрыли головы щитами. Но тут раздался грозный клекот грифа-предводителя, и птицы своими железными клювами стали долбить деревянные щиты, обтянутые кожей.

Обрадовались горцы, увидев поддержку с неба, и начали сталкивать в воду огромные валуны.

Взбунтовалось море, заштормило, поднялись огромные волны. Такие огромные, что солёные брызги, пробив мрак ночи, добрались до солнца и вызвали дождь. Над морем стоял сплошной стон и грохот.

В страхе повернули эллины свои корабли обратно. Но мало кто возвратился к своим берегам.

С тех пор греки стали называть это море Понтом Аксинским — Негостеприимным морем. И наказали детям своим, чтоб никогда не поднимали оружия против жителей Тавриды и никогда не пытались пройти по Понту Аксинскому.

Мало ли, много ли прошло времени с тех пор, только снова стало тянуть греков на солнечные берега богатой Тавриды. Но они хорошо помнили наказ своих предков, и не тысячи кораблей вышли в Понт Аксинский, а всего лишь пять. И сидели в них не вооруженные воины, а мирные послы с богатыми дарами для горцев.

Читайте так же:
Секвойя Президент: 3200-летнее дерево наконец сфотографировали целиком

И договорились горцы с греками, и поклялись, что никогда не поднимут оружия друг против друга.

С тех пор и поселились эллины вдали от Эллады и счастливо зажили под солнцем Тавриды. Стали они выращивать виноград и розы. Вели торговлю с горцами и удивлялись: почему такое ласковое море названо Аксинским — Негостеприимным?

Нет, это доброе и гостеприимное море. И назвали греки море Понтом Эвксинским — Гостеприимным морем…

Так и повелось с тех пор. Кто идет к Черному морю с открытым сердцем и мирным флагом, оно всегда гостеприимное — Понт Эвксинский. А для врагов наших — Понт Аксинский. Негостеприимное.

Скалы-близнецы у Гурзуфа

Скалы-островки стоят в некотором отдалении от берега моря напротив Артека.

Давным-давно на вершине Медведь-горы стоял величественный замок. Жили в нем братья-близнецы Петр и Георгий. Жили они дружно, в бою рядом сражались, защищая друг друга. Был у князей верный слуга — старый Нимфолис. Однажды подарил Нимфолис братьям по перламутровому ларцу и сказал:

— Вы постигнете тайну живущего, узнаете, как устроен мир. Но помните, никогда не пользуйтесь этим даром с корыстной целью! Только для радости познания.

В одном ларце был костяной жезл с надписью: «Подними его — и расступится море, опусти его — узнаешь обо всем, что есть в пучине», а в другом ларце — два серебряных крыла, тоже с надписью: «Привяжи их — и понесут тебя, куда захочешь, узнаешь там все, что пожелаешь».

Интересно зажили братья, стали мир узнавать…

Но вот услыхали братья, что есть у одного князя две сестры — красавицы, девушки-близнецы.

Братьям бы пойти с миром да лаской, заслужить любовь и уважение, а они по-другому сделали, по- плохому. Силой привезли сестер в свой замок, а насилие и любовь вместе никогда не уживутся. А в «клетке» омертвела душа у сестер и ничего в ней не осталось, кроме презрения и ненависти к братьям.

А братья хотели любой ценой купить любовь красавиц. И решили они удивить сестер подарками Нимфолиса.

— Он нас не осудит, — сказал Георгий. — Ведь он знает, как нужна нам дружба этих женщин. Нет, не ради корысти, а ради счастья решаем мы воспользоваться подарками старого слуги.

На другой день подвязал Георгий коню крылья, уселись на коня братья с сестрами и поднялись ввысь. Вдруг раздался голос старого Нимфолиса:

Задрожал Георгий, побледнел первый раз в жизни и повернул коня.

А сестры заговорили насмешливо и дерзко:

— Не поднял нас до солнца, бежал, как трусливый заяц.

На другой день запряг Петр в колесницу коней и повез сестер и брата к бурному морю. Поднял жезл, расступилась пучина и понеслись они по дну вглубь. Недалеко еще отъехали от берега, как явился к Петру незримый для красавиц Нимфолис и сказал:

— Петр, с нечистым замыслом опустился ты в глубину. Приказываю тебе вернуться, если не хочешь погибнуть сам и погубить всех.

Ничего не ответил Петр, хлестнул быстрых коней. Разгневался Царь пучин, грянул трезубцем один раз — и убил братьев, грянул второй — и убил сестер. Но не погибли они. Всплыли их тела, соединились навеки в камне.

И люди увидели в море скалы-близнецы Адалары. Повествуют эти скалы о том, как скорбно кончаются попытки взять что-либо силой от души человеческой.

Скалы близнецы у Гурзуфа

Гурзуфские шутники, наследники знаменитого балаклавского юмориста и любителя розыгрышей начала XX в. Саши Аргириди, воспетого в рассказе А. И. Куприна «Листигоны», объясняют происхождение названия Адалары несколько иначе, рассказывая легенду, которая не претендует на историческую достоверность.

Согласно этой легенде, в начале XX в. в Гурзуфе проездом побывала одна богатая американка. На нее очень большое впечатление произвели гурзуфские скалы-островки, и она пожелала проплыть к ним на

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector